ГлавнаяСтатьиТекстыПереводНовости
ТемаАкцииИскусствоСсылкиГазетаРедакция
Між Марксом і кока-колою - ПРОSTORY - украинский литературный журнал Між Марксом і кока-колою Курировать нищету - ПРОSTORY - украинский литературный журнал Курировать нищету Бодо Гелль: Фруктовий вірш - ПРОSTORY - украинский литературный журнал Бодо Гелль: Фруктовий вірш

Нас уничтожают

О литературном процессе в Англии

Сокращённая благодарственная речь Элисон Луизы Кеннеди по поводу вручения первой международной литературной премии «Eifel». Шотландка Элисон Луиза Кеннеди (*1965), лауреат многочисленных премий, также известна, как участник и организатор протестных акций против войны в Ираке, с 2007 года профессор в университете Варвика.

Когда я начинала писать, я работала в "Искусствах в Сообществе"[1]. Посещала больницы, школы, дома престарелых, центры реабилитации, семьи - все возможные места, где скрыты люди, рассматриваемые нашим обществом, как ненормальные, не достигающие нормы или малополезные. Мы вместе с коллегами выясняли, что именно они хотят сказать. Открытия, сделанные в то время, помогли нам больше узнать о самих себе и о том, чего мы сами намеревались достичь. Для меня стало тогда ясно, что наша собственная история, которую мы рассказываем себе и другим, является большой частью того, кто мы есть сейчас и кем станем в будущем. Если мы возьмём нашу судьбу в собственные руки, если мы будем целенаправленно себя выражать, мы станем сильнее, увереннее, сосредоточеннее, будем менее костными - нам удастся больше быть самими собой.

Долгие годы я наблюдала за тем, как люди, принадлежащие к числу слабейших в нашем обществе, пытались с помощью какой-либо из признанных форм искусства изменить взгляд на себя, надеясь, что это в свою очередь изменит отношение к ним различных институций; таким образом они надеялись повлиять, в конце концов, на собственную жизнь. День за днём я видела, как слова удерживают наши сны, наши молитвы, наши надежды и выбор. Они воспроизводят то, чем мы являемся и хотели бы стать, они содействуют нашему дару приносить другим людям радость или создавать что-то из чистого удовольствия.

Есть множество сторон реальности, они кажутся крайне негативными - мы страдаем от боли и от потерь, а потом умираем. Во многих смыслах мы невосполнимо одиноки - природой руководит энтропия, энергия теряется, все вещи превращаются в холод и пыль. Всё, что есть, проходит. Но когда мы используем слова, мы берём частицу ничто, идеи, которые могли бы быть безвозвратно утрачены, типографскую краску на бумаге, вдыхаемый нами воздух, и создаём так бесконечное число миров и реальностей. Мы совершаем движение от ничто к чему-то. С помощью простого, даже, слишком широко известного волшебства мы переворачиваем законы времени и пространства. Это и есть та сила, которую тесно связывают с силой человеческого воображения - и сейчас я не буду углубляться в то, что она положительна сама по себе. Будучи людьми, мы можем использовать эту силу для того, чтобы делать что-то плохое или хорошее.

Последние десятилетия в Великобритании мы потратили на то, чтобы уничтожить наше образование, и таким образом всё больше и больше детей уходят из школы с недостаточными знаниями родного языка. Огромный вред наносится молодым людям, зависящим от нашей государственной системы образования, системы, которая всё больше тестирует и всё меньше учит. Эта система была создана ради экономии средств, ради защиты от непримечательных и неприметных людей, для того, чтобы воспитывать слабость и ранимость. Раньше у нас были библиотеки, где каждый не только мог найти необходимые книги, но и, о, чудо, удовольствие и развлечение. Я знакома с многими англичанами, получившими весьма посредственное образование, но зато посещавшими одну из городских библиотек, где можно было читать и таким образом обогатиться, заполнив пустоту в себе. Мы уничтожили нашу библиотечную систему, мы расформировали наши фонды, библиотечные здания закрыли или сократили время работы библиотек. Конечно, мы не сжигаем книги, но мы позволяем им легко и бесшумно исчезнуть. Почти все издательства в Великобритании принадлежат огромным концернам, входящим в ещё большие корпорации, которые в свою очередь относятся к гигантским объединениям - предприятиям, которым совсем не интересно сохранять и развивать культуру нашей страны или сделать её доступной другим странам.

Редакторские решения принимаются чаще всего женщинами и мужчинами, которые ощущают на себе постоянно невыносимое коммерческое давление. Они больше не могут позволить себе рисковать, и у них уже давно не хватает времени делать то, что они когда-то любили. Всё чаще и чаще нам предлагают книги, которые с хорошей литературой не имеют ничего общего, книги, в которых идёт речь о знаменитостях или скандальных хрониках, с бесцветным, скудным, заранее предсказуемым содержанием. Наши сети книжных магазинов настолько одержимы рынком, что уже наперёд известно, какие книги продаются, какие успешны, как должен выглядеть переплёт и насколько цена на книгу должна быть понижена. Во многих больших книжных магазинах Британии уже не найти поэзии и рассказов - классические произведения, которые ещё несколько лет назад можно было просто взять с полки, теперь, скорее всего, придется заказывать.

Менее десяти процентов книг, что ежегодно издаются в Англии, являются переводами. По отношению к окружающему нас миру мы так же глухи, как и к себе самим. Наши масс-медиа, как и масс-медиа других мнимо развитых западных стран, радикально сократили персонал, теряют свою читательскую аудиторию, слушателей, зрителей и рекламных партнёров и не посвящают книгам теперь даже минимума новостного времени. Есть большая вероятность того, что сборник поэзии или серьёзное литературное произведение будут изданы, но их ни разу не обсудят, и книги попросту исчезнут.

Всё это приводит к тому, что мы становимся более одинокими, испуганными и доступными для манипуляций со стороны рекламы, журналистов и политиков. Не случайно мы ведём в Великобритании войну против всех ценностей, которые мы клялись защищать во время борьбы с национал-социализмом. Не случайно мы переживаем рост преступности среди молодёжи, и точно также не случайно, наше население позволяет поймать себя в сети контроля, уменьшения свобод, долгов, ожирения и опьянения.

Когда я смотрю на свою страну, я всё чаще думаю о произведениях Рафаэля Лемкина, изобретателя слова геноцид. Он употреблял это слово до того, как вся его семья была уничтожена нацистами, в связи с геноцидом в Турции. А ещё раньше он использовал слова «варварство» и «вандализм», чтобы описать предшественника геноцида - медленное и ужасающее движение, истребляющее свойственную искусству свободу самовыражения, радость, достоинство в созидании, доказательство человечности и идентичности и культурное наследие. Этот процесс делает человека всё менее человечным и даже настолько бесчеловечным, что он легко может быть уничтожен.

Лемкин говорил о «скоординированном плане с разными путями развития, который нацелен на разрушение важнейших жизненных основ национальных групп, с целью уничтожить группы как таковые». Наш язык, наши рассказы и наша способность к высказыванию, относятся именно к таким важнейшим жизненным основам. Мне стало ясно, что мы в Великобритании освоили именно самоуничтожение и саморазрушение.

И речь тут не о внешних влияниях - мы заняты тем, что становимся бесчеловечнее, и этот тренд распространяется всё шире в так называемом современном обществе.

Но слова могут просто, деятельно и красиво противостоять этому обесчеловечиванию. Во всей Великобритании увеличилось число литературных фестивалей и читательских групп. Читатели ищут друг друга на фоне недостаточной поддержки в медиа, независимые книжные магазины, как и читатели, покупают книги через интернет и защищают, таким образом, то, что им дорого.

Читатели практикуют искусство чтения, искусство выслушивания других людей. Вот что я называю фантазией, возможностью, разрешающей нам представить себе другое правительство и другое общество, не похожие на сегодняшние - другую работу, другую жизнь или иные привычки - она позволяет нам влиять на нашу судьбу. Литература напоминает нам о том, что другие люди так же интересны, сложны и недооценены, как и мы.

В нашей демократии писатели, поэты, драматурги и творчески работающие журналисты должны извиняться за то, что они делают, они должны оправдывать своё существование.

Агрессивные террористические режимы арестовывают и уничтожают этих людей, потому что они открывают наши глаза, дают нам возможность и силу быть человечнее, менее одинокими и бессильными.

С тех пор как вышел мой роман „Day" многие ветераны и военные обсуждали со мной связанные с войной впечатления, писали о себе и своих семьях. В мою родную страну возвращаются мужчины после войны, но моя страна не хочет слышать их истории, даже если эти мужчины готовы их рассказать. Люди не хотят слышать о том, как убивают детей, когда начинаются масштабные бомбардировки. Не хотят посмотреть войне в лицо. Конечно, так войны легче начинать, они кажутся чище, к ним проще притерпеться. Ведь мы - хорошие британцы, и позже, когда нас спросят о прошлом, мы сможем сказать: «Ах, но ведь об этом мы и не догадывались!»

Перевод с английского ПРОSTORY

Ссылки по теме:

Сайт о Э.Л. Кеннеди


[1] "Искусства в Сообществе" (community Arts) - общее название для ряда организаций, а также форма деятельности, связанная с искусством и осуществляемая в рамках сообществ, сфокусирована на образовательных проектах и проектах для людей с ограниченными возможностями. "Искусства в Сообществе" широко распространены в Великобритании, США, Канаде, Австралии.

 
Комментарии (1)
1 Пятница, 06 Марта 2009
Добре, що хоч ПРОСТОРИ не під загрозою.

Добавьтe Ваш комментарий

Ваше имя (псевдоним):
Комментарий:

eurozine
 


Главная  Статьи  Тексты  Перевод  Новости  Тема  Акции  Искусство  Ссылки  Газета  Редакция  


Дизайн Александр Канарский © 2007.
При использовании материалов ссылка на prostory.net.ua желательна.