ГоловнаСтаттіТекстиПерекладНовини
ТемаАкціїМистецтвоЛінкиГазетаРедакція
Еріх Кляйн: «Матч смерті» в Києві - ПРОSTORY - український літературний журнал Еріх Кляйн: «Матч смерті» в Києві Кійоші Судзукі - soul and soul 1969 - 1999: ретроспектива японського фотографа - ПРОSTORY - український літературний журнал Кійоші Судзукі - soul and soul 1969 - 1999: ретроспектива японського фотографа Донбас - країна мрій - ПРОSTORY - український літературний журнал Донбас - країна мрій
Друкувати

Контрмимикрия Н.Троха II

Николай Трох – киевский фотограф, выставлявшийся в Украине, Польше, Чехии, Германии, США, один из авторов и создателей журнала НАШ.    
Николай Трох скоропостижно скончался 25 августа 2007 года.    
   
Рассказывает Игорь Николаенко, арт-директор и дизайнер журнала НАШ.    
   
ПРОСТОРИ: Николай Трох называл себя антигламурным фотографом. Что это значит сегодня? Это художественная или социальная позиция?    
   
Трох снимал много и мощно - независимо от количества денег на пленку и качества выпитого. Верилось - выпади из рук нетрезвого веселого Коли фотоаппарат, покатись, подпрыгни, ударься затвором - все равно выйдет гениальный снимок. Однако при мне не падал никогда. Трох был фотолетописцем 90-х, эпохи беспредела и бесстыдства, эпохи, когда незачем и не перед кем было притворяться, когда каждый был вывернут, как перчатка - всеми потрохами наружу, и многое тогда любой из нас узнавал о себе - и это я могу, и на это пойду. А Трох фиксировал своей камерой каждое мгновение этих мутаций, чтобы и через годы как в волшебном зеркале проступало то, что сегодня принято лицемерно прятать под липкий слой глянца.    
   
Трох дружил с анархистами, симпатизировал им, но на самом деле весь стиль его жизни был манифестом посильней многих лозунгов – однако ни «богемой», ни «непризнанным гением» он, конечно, не был. Сплав доброты, деликатности, глубокой культуры и вопиющей, воинственной полит-некорректности.    
   
П: Насколько эта его некорректность была востребована?    
   
Около 2004 года журналы и галереи окончательно перестали интересоваться Трохом - шло уже совершенно другое время, в редакциях над столами висели инструкции: "Фотографии нищих не брать, чернуху не ставить". Можно сказать, тогда миссия фотографа Троха закончилась - снимать глянцевые поверхности он не мог физически.    
   
П: Как он оценивал украинскую культурную ситуацию в целом и себя в ней? Он писал о том, что вынужден «противостоять тиранической среде…»    
   
В отличие от почти любого украинского «мытця» очень мягко высказывался о других авторах. Хвалил иногда довольно слабые вещи. На общем фоне чудовищного упадка его, наверное, радовала любая искра живого. Может быть, при всей его скромности он чувствовал собственный масштаб и конкуренции не боялся. Когда я познакомил с ним нашего издателя, тот сказал: «Какой это (о….) человек, в нем абсолютно нет говна» Добавлю – страха тоже не было. Была потрясающая честность в словах и поступках. А как еще можно ЭТОМУ противостоять?    
Трох любил позвонить в 2 часа ночи и сказать: «Мы должны послать ИХ на (…)». Ну, это необязательное дополнение.    
   
ПРОСТОРИ: Как бы вы описали выбранную Трохом эстетику, стиль работы?    
   
Трох - человек мягкий, сентиментальный и даже временами застенчивый, но, несмотря на все эти качества, и у него есть "враги". Как всякий художник, отмеченный печатью гениальности, Трох - "удав". Он гипнотизер, которому подчиняются женщины, расслабляясь в фотографическом театре, чтобы навсегда остаться в его изящных глянцевых шедеврах.    
В его эстетике есть что-то от Джоэла-Питера Виткина и Яна Саудека. Ему близок дух Хельмута Ньютона, жёсткость японца Араки. Трох глубоко проник в существующую традицию игровой фотографии и остался самим собой, уникальным и неповторимым.    
   
ПРОСТОРИ: Как участвовал Трох в создании эстетики журнала «Наш»?    
   
До знакомства с Николаем Трохом мы существовали почти год, печатали хулиганские картинки и наглые любительские тексты, были этаким молодежным безвекторным желтым изданием, потом маленькая киевская девочка, теперь режиссер, Богдана Смирнова, привела нас в его мастерскую на Малой Житомирской, и меня поразила атмосфера. В Киев я приехал с дизайнером, работал у нас тогда хороший, но чудовищно флегматичный парень, я нарочно им прикрылся, мол, он сейчас отберет работы для журнала. И он невозмутимо сгреб целую кипу, тут уже Трох заволновался – что ж так много, но мы всю эту гору работ увезли, потом напечатали, вернули – и после уже сдружились навсегда.    
   
Коля своим появлением задал головокружительно высокую, практически недосягаемую планку, это был, кажется, первый автор НАШего – не «прекрасный дилетант», а безусловный гений и потрясающая личность. Я привозил ему каждый номер и вручал, жутко волнуясь – смотрит настоящий художник. Он не ругал никогда, даже когда стоило бы. Без наставлений и лекций, он фактически был Учителем, хотя никакой иерархии в отношениях просто быть не могло – Трох НИ С КЕМ не «держал дистанцию». Тем, кто его принимал, он умел быть потрясающим другом.   
  
  
  
 

Додайте Ваш коментар

Ваше ім'я (псевдонім):
Коментар:

eurozine
 


Головна  Статті  Тексти  Переклад  Новини  Тема  Акції  Мистецтво  Лінки  Газета  Редакція  


Дизайн Олександр Канарський ©2007.
При використаннi матерiалiв сайту бажаним є посилання на prostory.net.ua