ГоловнаСтаттіТекстиПерекладНовини
ТемаАкціїМистецтвоЛінкиГазетаРедакція
Роботи, які ви не можете прийняти - ПРОSTORY - український літературний журнал Роботи, які ви не можете прийняти Драґіца Райчич. INTEGRACION. Вибрані вірші та проза - ПРОSTORY - український літературний журнал Драґіца Райчич. INTEGRACION. Вибрані вірші та проза Філіп Солерс: Коли Сьоран убожнював Гітлера - ПРОSTORY - український літературний журнал Філіп Солерс: Коли Сьоран убожнював Гітлера
Друкувати

Расизм, или культурная логика постсоциализма

В вопросе о расизме самое интересное не его содержание, а то, кто его задает. Какие цели преследует говорящий, ставя этот вопрос? Из какой позиции он говорит – как «хозяин дискурса», как возможная жертва?

Будучи идеологическим понятием, понятие «расизм» (равно как и «фашизм») – не столько аналитическое, сколько практическое. Оно не столько позволяет нечто объяснить, сколько определенным образом назвать, обозначить и, в соответствии с этим обозначением – действовать. В частности, обезоружить оппонента, обвинив его в расизме. И заставить оправдываться, тем самым ослабив его позицию. Оппонент, правда, может использовать тот же инструмент и ответить встречным обвинением. Так оно зачастую и происходит. Приверженцы либерализма, искренне верящие в универсальные права человека, то и дело сталкиваются с обвинениями в «империализме прав человека», в «гражданско-правовом фундаментализме» и в «либеральном фашизме».

Это обвинение обычно звучит в полемике между представителями бывшего «третьего мира» и Запада (он же – «первый мир»). В последние десятилетия XX века оно появилось и в дебатах внутри самого Запада, где неоконсерваторы успешно освоили риторику различия и стали использовать ее в борьбе с либерализмом (и со связанным с ним антирасизмом). Их базовый аргумент: мы – носители традиционных европейских ценностей – тоже имеем право на различие. Стало быть, иммиграцию надо немедленно остановить, поскольку она угрожает уничтожить наши ценности. В рамках этой риторики отношения гегемонии полностью переворачиваются. Действительные обладатели власти (финансово-экономической, политической, культурной) предстают как жертвы, а их маргинализированные vis-à-vis (мигранты и правозащитники) – как грозная и неостановимая сила, господству которой нет альтернативы. Маркер этого господства – дискурс политкорректности. Этот дискурс (табуирующий расистские высказывания) сделался, якобы, столь всепроникающим и общеобязательным, что душит свободу. Консервативные противники либерализма, таким образом, оказываются в положении жертв – жертв «террора политкорректности».

Впрочем, подобные споры не характерны для нас, обитателей бывшего «второго мира». У нас дискурс анти-расизма не пустил корней. Жители постсоветских стран довольно равнодушны к теме расизма и расовой (а также этнической, религиозной, гендерной) дискриминации. Эта тема волнует разве что активистов правозащитных организаций и «гастарбайтеров» из Средней Азии, выступающих объектами нападений бритоголовых. Рядовой гражданин России не проявляет чувствительности к подобной тематике. Почему? По причине некой загадочной толстокожести, отличающей его от рядовых граждан Западной Европы или Северной Америки, где в случае случаев убийства на почве расовой ненависти на улицы выходят десятки тысяч протестующих? Не думаю, что дело в этом. На мой взгляд, индифферентность постсоветского человека к теме расового насилия и расовой дискриминации объясняется иными причинами. Задавленностью людей материальными проблемами. Ощущением обывателя, что он сам – объект дискриминации (со стороны «олигархов», продажных чиновников, более успешных соседей). И – the last but not the least – недоверием к отправителю сообщения. Дело в том, что в течение 1990-х годов (по крайней мере, в России, украинская ситуация несколько сложнее) произошла дискредитация либерализма как идеологии. Либерализм утратил привлекательность в глазах миллионов людей. Людям, которые провозглашали либеральные ценности, больше не верят, а значит – не верят и в те ценности, которые с ними ассоциировались.

Стало быть, антирасистский «мессидж», чтобы быть услышанным, должен быть послан другим отправителем. Он должен исходить не из либеральной, а из левой части политико-идеологического спектра. Но как раз с этим в постсоветском пространстве большие проблемы.

 

Додайте Ваш коментар

Ваше ім'я (псевдонім):
Коментар:

eurozine
 


Головна  Статті  Тексти  Переклад  Новини  Тема  Акції  Мистецтво  Лінки  Газета  Редакція  


Дизайн Олександр Канарський ©2007.
При використаннi матерiалiв сайту бажаним є посилання на prostory.net.ua