ГоловнаСтаттіТекстиПерекладНовини
ТемаАкціїМистецтвоЛінкиГазетаРедакція
Клаудіа Дате: Історія затамувала подих, а життя Сходу й життя Заходу плинуло далі - ПРОSTORY - український літературний журнал Клаудіа Дате: Історія затамувала подих, а життя Сходу й життя Заходу плинуло далі Тихое свидетельство - ПРОSTORY - український літературний журнал Тихое свидетельство Громадське розп’яття правди - ПРОSTORY - український літературний журнал Громадське розп’яття правди
Друкувати

Акции на Киевских улицах

«Беркут разогнал молодежную акцию протеста против повышения цен на проезд в коммунальном транспорте. Задержания совершались грубо и без особого разбора»

korrespondent.net

Этот особый язык можно определить лишь через присущие ему средства динамического и пространственного выражения, которые противоположны выразительным средствам диалогической речи. Театр может силой вырвать у речи как раз ее способность распространяться за пределы слов, развиваться в пространстве, - способность разлагающим и колеблющим образом воздействовать на чувства. Именно здесь в дело включаются интонации, особое произношение отдельного слова. Здесь включается - помимо слышимого языка звуков - также зримый язык объектов, движений, поз, жестов, - однако лишь при том условии, что их смысл, внешний вид, наконец, их сочетания продолжены до тех пор, пока сами они не превратятся в знаки, а знаки эти не образуют своего рода алфавит.

А.Арто

НЕОДОБРЕНИЕ

В Киеве нет протеста, скорее речь идёт о неодобрении. Неодобрение чаще всего бывает оформленным и завершенным, может быть отточенным или нелепым, может принимать разные партийные цвета, высказываться или оставаться молчаливым неодобрением. Неодобрение многообразно, оно длиться во времени, умеренно критикует, склонно впадать в паранойяльный бред, вытаращивать глаза, узнавать врага, обличать предателя, строить палаточные городки, писать на стенах «Атеиста нет. Бог», «Границы не вокруг, они внутри нас», в общем, оно способно на многое, почти на всё, кроме протеста.

Человек неодобряющий чуток к традиции. Он падок на традицию недовольства, и преданно служит ей. Именно преданность помогает ему, скривив лицо в брезгливой гримасе углубляться в отходы прошлого, копаться в реакциях, переработанных пищеварительной системой раздражений, извлекать из позднесоветского быта экскременты недовольства и приспосабливать их для применения сегодня.

Быть недовольным и неодобрять - вот один из ключей к отсутствию социальных изменений, к нервозному конформизму, позволяющему делать с гордыми владельцами этих настроений практически всё: одно ловкое движение, и недовольные превращаются в носителей патриотической идеи, с их участием проходят анахроничные факельные шествия, им можно заплатить, они сядут в палатки и будут с усердием голодовать. Один из принципов недовольного кажется циничным: все покупаются и продаются. Однако неодобрение киевлянина романтично растёт, когда неодобряющий берёт взятку или участвует в оплаченном шествии от лица какой-либо политической силы. Неодобрение происходящим возрастает, и неодобряющий готов надорвать свою глотку, сорвать голос, выкрикивая заученные лозунги, чтобы потом с чувством выполненного гражданского долга получить 200 гривен в день. Так сложилось, таковы правила игры в Киеве: неодобрение без разбору прибегает к любым словам и политическим течениям, оно отчасти похоже на звериный стон, ещё недооформленный в конкретное высказывание.

18 октября марш в честь ОУН-УПА

Неодобряющий недоволен «в общем», зато всегда удовлетворен своим неодобрением. Он считает себя храбрецом, каких мало. Как решение в рассказе Кафки, которое невозможно принять, недовольство не перерастает в осмысленный протест. Жиль Делёз в «Критике и Клинике» пишет о герое Кафки, чемпионе по плаванию, не умеющем плавать, который утверждает: я говорю на том же языке, что и вы, однако не понимаю ни слова из сказанного вами. Недовольный Киевлянин имеет непосредственное отношение к протесту, но протестовать не может, стань он даже чемпионом недовольства. Он говорит на застывшем языке тех или иных идей, из его раскрытого для крика рта доносится «слава Україні - героям слава» или «любові - да, гомосексуалізму - ні», но смысл, содержание и направление лозунгов, тех слов, которые он повторил тысячекратно, от него ускользают. Недовольный Киевлянин - один из кафкианских персонажей, он участник процесса, логику которого не в силах осознать. Более того, недовольный и не ставит перед собой подобной задачи. В толпе единомышленников он остаётся одиноко кричащим, недопонятым, непонимающим толком, что он забыл на том или другом митинге. И это мучительное состояние выброшенности из общего хода событий, барахтанье в криках и жестах на подмостках киевских площадей не мешает недовольному свысока смотреть на тех, кто равнодушно проходит мимо него, кто не участвует в марше, митинге, демонстрации: они, мол, жалкие обыватели, лишенные позиции.

Стоит недовольному задуматься о позиции, как он тут же ощущает её нехватку и зыбкость почвы под своими ногами. Но он уверен, чего-чего, а позиции остальным не хватает ещё больше, чем ему. Он держится за своё недовольство, как утопающий за жалкий плот, равнодушные ему видятся тонущими в волнах идей.

СТРАХ И ПРОТЕСТ

У Вильяма Голдинга в «Повелителе мух» есть переломный сюжетный момент, когда в цивилизованном ребёнке-охотнике Джеке страх начинает действовать полным ходом, создавая из него вождя дикарей. В этот момент он сознаётся, что в лесу его гложет ужас, и он не может понять, сам ли он охотится или охотятся за ним. Клещи страха и агрессия, которая оборачивается против её носителя, верные спутники растерянности и ощущения стихии. Над недовольным вот-вот сомкнуться волны идей, он где-то рядом с политикой, но этот зверь дышит ему то в лицо, то в спину, и не ясно, к какому виду или породе его отнести. Зато ясно, что «правды нет», «все куплены», «порядка нет»; подобные словосочетания - только темные знаки, домашние божества, без определенного назначения, эмоции, ничего не объясняющие.

Делёз видит задачу литературы в том, чтобы осуществлялся переход жизни в язык, который учреждает идеи. Протест, преображающий действительность, можно рассмотреть как обратную цепочку: в постоянном становлении идеи должны через язык и жесты перетекать в жизнь. Протест осознан и оформлен, но незавершен, в его распоряжении нет простого узнаваемого ответа на социальный запрос, четкой картины будущего. Протест, как и театр Арто, ставит под сомнение человека общественного, его представление о реальности и его место внутри этой реальности, если под реальностью понимать социальные механизмы и отношения.

Недовольство гнездится в обжитом прошлом, оно хватается только за простые решения, добытые из канализаций памяти. Самая большая опасность недовольства - сказка о Франкенштейне, об оживающих мертвецах и тиранах. В арсенале недовольства анекдоты про Сталина и Гитлера, которые принимают судьбоносные решения с того света. Иных перспектив недовольство не обнаруживает, значит, оно крайне консервативно. Таким образом недовольные защищаются от любой новизны, сами того толком не ведая, они стерегут существующий порядок вещей, надеясь, что смогут засвидетельствовать цикличность времени, история остановилась или вскоре пойдёт по второму кругу.

В недрах Украины, где-то в тени политических структур спрятан мрачный арсенал уничтожения, он возникает во время парадов, как кинематографическая волна цунами, покрывающая мещанские улицы ржавеющими фетишами военной мощи. Вне военных парадов арсенал демонстрируется, когда отряды беркута послушно набрасываются на горстки «невписывающихся» демонстрантов, протестующих, которых сложно причислить к недовольным.

Во время акции против повышения тарифов городского транспорта, которая недавно состоялась в Киеве (9 ноября возле Киевсовета) и закончилась разгоном демонстрантов беркутом, была осуществлена попытка осмысленного протеста. Отсутствовала привычная тень заказчика, маячащая за любыми общественными выступлениями. На акции был применён редко используемый язык слов и жестов, образующий алфавит сопротивления, который можно использовать в будущем. Оказывается, протесту можно вернуть язык, украденный у него политиками.

Протест, существующий на сломе разных социальных языков, не выбирающий одной четкой идеологической позиции, и одновременно стремящийся к отдельной конкретной перемене, упорно добивающийся её акциями прямого действия, противостоит недовольству. Протест достигает определённой формы, завоевывая четко поставленную цель, одержав победу, он тут же обретает другую форму, для следующей цели, но ему всегда далеко до своего предела, он к нему не стремится и пренебрегает им, как утопией. Таким образом, протест не обрастает бюрократической структурой. Единственный способ защитить свободу, - её атаковать, т.е., создавать новые альтернативные формы свободы, найти микроскопическую брешь в сработанной системе ценностных установок, твердящих о тотальности коррупции и невозможности перемен, и действовать так, будто эту брешь можно легко превратить в запасной выход.

Ссылки по теме:

Об акции протеста в Киеве на Крещатике 9 ноября

http://korrespondent.net/kyiv/641681

http://pravda.com.ua/news/2008/11/9/84173.htm

 
Коментарі (6)
1 Вівторок, 25 Листопада 2008
Давайте подумаем, в чем проблема протестов не только в масштабе нашего города, но и в общеукраинском. Что отличает протесты в Украине от протестов, к примеру, в России? Сила сопротивления, единая цель, объединение. А если взять Францию? Франция всегда славилась своими протестами, ведь они понимали общность проблемы, понимали и понимают, что кроме них никто ничего не изменит, и им таки удается изменить положение дел.
В контексте Украины, «протест» вырисовывается в идею страны «Україну гнобили». Когда на протяжении столетий всем поколениям вбивают в голову идею того, что эту страну все время притесняли, то волей неволей, смиришься с тем фактом, что должно быть так: в этой стране должна быть коррупция, в этой стране все должно «покупаться» и «продаваться», эта страна должна деградировать дальше.
Очевидно, что в нашей стране все протесты необходимо лишить политической окраски, создавать новые методы борьбы и сопротивления, чтобы резонанс от этих методов был подобен резонансу от терактов или же таких протестов, какие происходят и по сей день во Франции. Нужно создавать новые движения, которые будут развивать культуру, нести интеллектуальные ценности, и формировать будущее нашей страны.
2 Понеділок, 01 Грудня 2008
Это Ви о России? Так при чем здесь Украина...
3 Вівторок, 02 Грудня 2008
Нет, мы здесь кажется об Украине...
4 Вівторок, 02 Грудня 2008
І як Ви собі це уявляєте: без політичного забарвлення? Які це такі нові рухи? Куди? Для чого і кого?
Центральний абзац - звідки Ви взяли, що все перелічене має місце в головах українців? Раджу читати спеціалізовані сайти, приміром ZAXID.NET
5 Вівторок, 02 Грудня 2008
Там можна й оприлюднити свою позицію чи своє бачення виходу.
6 П'ятниця, 19 Грудня 2008
в нашей стране все протесты сложно лишить политической окраски.
http://www.vadiarotor.tv

Додайте Ваш коментар

Ваше ім'я (псевдонім):
Коментар:

eurozine
 


Головна  Статті  Тексти  Переклад  Новини  Тема  Акції  Мистецтво  Лінки  Газета  Редакція  


Дизайн Олександр Канарський ©2007.
При використаннi матерiалiв сайту бажаним є посилання на prostory.net.ua