ГоловнаСтаттіТекстиПерекладНовини
ТемаАкціїМистецтвоЛінкиГазетаРедакція
Громадське розп’яття правди - ПРОSTORY - український літературний журнал Громадське розп’яття правди Выставка «Перед казнью»: часть первая - ПРОSTORY - український літературний журнал Выставка «Перед казнью»: часть первая Чоловіче домінування - ПРОSTORY - український літературний журнал Чоловіче домінування
Друкувати

Речь Герты Мюллер на Нобелевском обеде 10 декабря 2009 года

Ваши Величества,
Ваши Королевские Высочества,
дамы и господа,
дорогие друзья! 

Путь от ребенка, стерегущего коров на лугу, сюда, в Стокгольмскую ратушу, выгнут крутой дугой. Я и здесь стою (как уже случалось не раз) возле самой себя.

В городскую гимназию я поступила вопреки желанию матери. Мать хотела, чтобы я осталась в деревне и стала портнихой. Она знала, что город меня испортит. И город в самом деле меня испортил. Я начала читать книги. Деревня все чаще представлялась мне сундуком, внутри которого люди рождаются, женятся и умирают. Все деревенские существовали как бы в старом времени , они уже рождались старыми. Рано или поздно деревню придется покинуть , если хочешь стать молодым , думала я тогда. В деревне все гнули спину перед государством, но в своей среде они ревностно надзирали друг за другом – вплоть до саморазрушения. Позднее трусость и надзор стали повсеместным явлением и в городе. Трусость в частной жизни приводит к саморазрушению, а государственный надзор – к распаду человека как личности. Этим, наверное, если кратко сформулировать, определяются будни при диктатуре.

К счастью, я нашла в городе друзей – горстку молодых поэтов, объединившихся в «Инициативную группу Банат». Если бы не они, я бы не прочла ни одной книги и ни одной книги не написала. Но что еще важнее: эти друзья для меня были жизненно необходимы. Без них я бы не вынесла преследований. Сегодня я вспоминаю моих давних друзей. Вспоминаю и тех, кто покоится на кладбище, чья смерть на совести румынской тайной полиции.

У меня на глазах многие люди ломались. Я сама была недалека от этого. Но смогла на грани слома покинуть Румынию. Мне уже тогда улыбнулось счастье – незаслуженно улыбнулось, потому как заслужить счастье нельзя. ОЩУЩЕНИЕМ СЧАСТЬЯ, пожалуй, можно поделиться. А вот УЛЫБКОЙ СЧАСТЬЯ, к сожалению, – нет. И здесь в Стокгольме, стоя возле самой себя, я опять ощущаю счастье, большое счастье. Ведь такая премия поможет тем, кто пережил планомерное уничтожение людей в ходе репрессий, сохранить память об этом – а других, тех, кто, слава Богу, ничего подобного не пережил, заставит задуматься. Потому что диктатуры разных мастей существуют и сегодня. Некоторые диктаторские режимы – как, например, в Иране – стоят у власти с незапамятных пор, но всякий раз умудряются ужаснуть нас чем-то новым. Другие, в России или в Китае, переоделись в гражданские костюмы и либерализовали экономику – а на права человека там пока что по-прежнему отбрасывают тень сталинизм или маоизм. И есть еще полу-демократии Восточной Европы, которые после 1989 года постоянно то надевают, то скидывают гражданские костюмчики – и эта одежка на них уже трещит по швам.

Литература здесь ничего не может изменить. Но она может – пусть даже задним числом – открыть посредством языка некую правду, которая покажет нам, что в нас и вокруг нас происходит, когда все ценности смещаются.

Литература говорит с каждым человеком отдельно: она – его частная собственность, остающаяся у него в голове. Ничто другое не говорит с нами так проникновенно, как книга. И книга за это не ждет от нас ничего – всего только, чтобы мы думали и чувствовали.

Я благодарю Шведскую академию и Нобелевский фонд – большое спасибо.

 

Додайте Ваш коментар

Ваше ім'я (псевдонім):
Коментар:

eurozine
 


Головна  Статті  Тексти  Переклад  Новини  Тема  Акції  Мистецтво  Лінки  Газета  Редакція  


Дизайн Олександр Канарський ©2007.
При використаннi матерiалiв сайту бажаним є посилання на prostory.net.ua